Ислам хулканĕ

اللهمّ بك أحول وبك أصول وبك أقاتل


Previous Entry Share Next Entry
Заметки из книги Ягафовой Е.А. «Чуваши-мусульмане в XVIII- начале XIX вв».
hulkan
Исламский вопрос в истории чувашского народа освещен довольно плохо, нет ни одного серьезного исследования на эту тему. Принято считать, что чуваши после христианизации стали большей частью православным народом, однако вышедшая недавно книга Ягафовой Е.А. «Чуваши-мусульмане в XVIII- начале XIX вв»., отчасти опровергла навязанный стереотип о том что чувашей-мусульман практически не было, а кто принял Ислам стал татарином. Конечно эту книгу трудно назвать исследованием, скорее это лишь попытка этнографа осветить положение Ислама среди чувашей и самих чувашей-мусульман.


Основными причинами принятия Ислама чувашами я считаю было тесное соседство с мусульманскими народами татарами, башкирами язык которых очень похож на чувашский. Русские православные миссионеры не отягощали себя изучением языков нерусских народов, их главной целью было насадить христианство любой ценой, они применяли довольно жестокие порой бесчеловечные методы насаждения православия и приобщения к русской культуре. К нерусским у них было презрительное отношение как к людям второго сорта. Примеров как происходила насильная христианизация достаточно много:
Крещение чувашей http://gov.cap.ru/hierarhy_cap.asp?p...3743/1046/1061
Православная инквизиция в России Е.Ф. Грекулова сайт
http://grekulov.narod.ru//
Результатом такой вот политики насилия стало, то что появились протестные настроения среди нерусских народов в том числе и чувашей. Были бунты, мятежи, но они жестко подавлялись. Это отчасти и стало также причиной перехода в Ислам чувашей.
«…В 1742—1750 гг. в Симбирской провинции Казанской губернии (деревни Болтаево, Новые Челны-Сюрбеево, Сугут, Верхний Чепкас) в ислам перешли восемь семей. По следствию, проведенному в 1743 гг. Свияжской провинциальной канцелярией, было «сыскано из чувашского народа превращенных и обрезанных в мухаммеданский закон целыми деревнями довольное число» - 293 человека (РГИА 2. Д 896. Л. 48 об.).
…В одном из донесений в Сенат в 1735 г. говорилось о поимке чуваша, «кой, обрив голову, ходил татарином», то есть мусульманином (Якупов, 2002: 90). Этот случай не был единичным. Документы указывают на массовую исламизацию мигрантов в Башкирии в этот период: «К башкирцам для своевольного житья и имеющихся обширных и изобильных мест от году до году несмотрением бывших и нынешних воевод набрело жить великое множество горных татар до черемис, чуваш, вотяков, коих магометанские духовные приводят и обрезывают в свой закон, и как объявляют о тех пришельцах, что числом вдвое и больше превосходят башкирцев» (Материалы: 490) (курсив мой. - Е. Я.) Вероятно, значительная часть чувашей-тептярей в силу ряда обстоятельств, в том числе и экономических, охотно воспринимала ислам и сливалась с общей массой таких же отатарившихся и омусульманившихся припущенников.
Сенат и Синод следили за развитием ситуации и принимали меры, препятствующие распространению ислама. Так, в отношении упомянутых выше чувашей-мусульман Симбирской и Свияжской провинции было решено «превратителей» сослать в Сибирь, отказывающихся креститься - наказывать штрафом или бить палками. Особое предписание касалось 26 семей, в которых татарами были взяты замуж чувашские девушки. Жены должны были вернуться в родительские дома, а детей их оставили в татарских семьях (РГИА 2. Д. 896. Л.49)…

…Кроме открытого перехода в мусульманство существовала и другая форма его исповедания - тайная, характерная для некоторой части православных чувашей. Священник А. Пчелов следующим образом описал эту ситуацию: «По клировым ведомостям все чуваши числятся православными христианами, при крещении получают христианские имена, но тайно большинство исповедуют мусульманство и носят одновременно татарские имена» (Браславский: 34). Большое число «тайных мусульман» обнаружилось среди чувашей в начале XX в. в разных регионах Урало-Поволжья. Среди всех народов количество таких отступников составляло десятки тысяч (Чичерина: 143). В ходе дознания по обращениям в О ДУМ выяснялось, что просители и их родственники фактически исповедовали ислам с 80-х гг. XIX в…

… В ноябре 1827 г. симбирский протоиерей Миленов сообщал в своем рапорте о миссионерском объезде чувашских и татарских селений Симбирского, Буинского и Ставропольского уездов, что крещеные уклонились в магометанство; иконы из домов вынесли, крестов не носят, но надевают тюбетейки, детей не крестят и не венчаются (Денисов: 256)….

…Типичен пример перехода в ислам чувашей деревни Чепкас-Ильметево Буинского уезда. Под влиянием и наставлению односельчан-татар грамотный чуваш Иван Васильев выучил арабский, освоил Коран и основы исламской религии и начал проповедовать ее среди чувашей, в результате чего восемь семей (15 человек) в 1865 г. «отпали» в ислам. В 1866— 1868 гг. в деревне было уже 33 чуваша-мусульманина. Васильев проповедовал также в соседних Симбирском и Тетюшском уездах, пока его не сослали в Сибирь. Под влиянием местного же чуваша-мусульманина в ислам перешли жители деревни Буинка (Чичерина: 36—37; Кобзев).
Волна «отступничества» прокатилась по десяткам татарских и смешанных селений Чистопольского и Спасского уездов. Под влиянием промусульманских настроений «отпавших» татар оказались чуваши в деревнях Киязлы, Караса, Узеево, Салдакаево, Верхняя Никиткина. В итоге к 1845 г. в Чистопольском и Спасском уездах «отпали» 98 чувашей и 3868 крещеных татар (НАРТ 2. Л. 61-96). В 1846, 1848 и 1850 гг. крещеные чуваши деревни Верхняя Никиткина Шешминcкого прихода Чистопольского уезда открыто стали называть себя мусульманами и татарами (Комиссаров: 569). В 1847 г. прошение о переходе в ислам подали жители деревень Богдашкино, Тимерсяны Симбирского уезда (РГИА 1). В 1865-1866 гг. почти все некрещеные чуваши села Средние Алгаши (за исключением четырех домов) отказались от православия и, изменив христианские и «языческие» имена на мусульманские, заявили, что «православной веры не знают и христианами никогда не были» (Журнал, 1902: 476). Руководитель общины, некий Аюка, «человек умный, энергичный и богатый», ходил в Петербург, Уфу и Оренбург с прошением о причислении среднеалгашинцев в ислам. Происламские настроения распространились и на соседнюю деревню Новые Алгаши: пять семей начали соблюдать уразу и другие татарские обычаи (Журнал, 1902: 477). В деревне Старое Шаймурзино в 1839 г. появилась группа чувашей (61 человек), принявших мусульманскую веру; в 1857 г. их насчитывалось 45 человек. В 1860-1865 гг. чуваши деревни Старое Чекурское Буинского уезда перешли в ислам (Кобзев). В 1856 г. о массовом отступничестве среди татар, чувашей и черемис Казанской губернии было доведено до сведения царя (Можаровский: 245),
Для предотвращения исламизации чувашей и татар еще в 1828 г. были назначены особые миссионеры для этих региоов, а в ноябре 1849 г. был издан высочайший указ о переселении «отпавших» в старорусские селения, где местным священникам вменялось в обязанность безвозмездно совершать для них требы и объяснять основы веры (РГИА 3. Д. 42701. Л. 1-об.). Подобный опыт уже применялся в ходе массовой христианизаторской акции в середине XVIII в. и практиковался в Поволжье в первой половине XIX в. К примеру, в 1837 г. в чувашскую деревню Трех-Изб-Шемурша были переселены 60 крещеных татар из окрестных селений, что, однако, не только не укрепило последних в христианстве, но способствовало распространению исламских настроений среди чувашей (Руновский: 242)…

…Радикальные меры в отношении «отступников» выражались в аресте и ссылке «совратителей» в Сибирь. В 1866 г. карательно-следственная экспедиция во главе с и.о. казанского вице-губернатора Е.А. Розовым посетила чувашские и татарские селения Казанского, Чистопольского, Тетюшского, Свияжского, Чебоксарского, Цивильского и Лаишевского уездов и обнаружила, что отступники «решительно отказались исповедовать православную веру». Из чувашских селений такую убежденность продемонстрировали жители деревень Кукшум (43 семьи), Белая Воложка (15 семей) и Утеево (24 семьи) (Денисов: 297)…

…Несмотря на попытки противодействия исламизации, в 60-х гг. XIX в. процесс «отпадения» лишь усилился (Воронец: 233). Особенно активно он развивался с 1864 г., времени открытого и масштабного (целыми селениями) перехода поволжских народов в ислам (Краткая заметка: 20-21). В одной только Казанской епархии в 1866 г. насчитывалось около 9000 «отступников», среди которых числились и чуваши деревни Сунчелеево Цивильского уезда…

…В 1862-1866 гг. шесть семей чувашей-мусульман из Кузнецкого (деревня Сосновый Враг), Хвалынского (деревня Каменный Ключ) и Петровского (деревни Абдуловка, Шняево) уездов Саратовской губернии общей численностью около 30 человек переселились на Кавказ, а оттуда - в Турцию (Этническая история: 68; Димитриев, 1993: 232). История этих событий воспета в народных преданиях, а также представлена в записках сельского учителя Архипова из села Каменный Ключ Хвалынского уезда, побывавшего в 1898 г. в Константинополе у потомков переселенцев…
…«Отступничество» в ислам в первой половине и середине XIX в. вызвало серьезную обеспокоенность церкви и государства. В 70-х гг. XIX в. в Казани была разработана программа противоборства исламизации чувашей и других народов края и созваны съезды миссионеров антиисламской миссии. Несмотря на это, в 80-х гг. в Урало-Поволжье прокатилась новая волна «отступничества», в которой приняли участие и чуваши, по численности, правда, уступавшие омусульманившимся удмуртам, марийцам и крещеным татарам (Werth, 2002: 198).
В Казанской епархии «отпадение» в ислам охватило следующие группы населения: в Вятской губернии марийцев и крещеных татар Уржумского и Малмыжского уездов, в Казанской губернии - крещеных татар и удмуртов Мамадышского уезда (Извлечение: 445). «Отпадение» влияло на настроения неустойчивых в религиозной ориентации чувашей некоторых селений Свияжского, Цивильского и Тетюшского уездов (РГИА 4. Д. 777, 778). Официально числятся христианами, но сохраняют в быту приверженность «язычеству» и постоянно общаются с мусульманами - так охарактеризованы в отчетах по епархии в 80-90-х гг. XIX в. чуваши сел Большие и Малые Меми Свияжского уезда, Старое Муратово, Тенеево и Полевое Байбахтино Цивильского уезда, деревень Семенчино и Янгильдино Чебоксарского уезда (Отчет Братства. 1883. №23:755-767; 1887. №3: 9, 76; 1890. №8: 169-170). Вероятно, к этому времени относится «отпадение» части чувашей в деревне Киксары (другие названия — Баймурзино или Эре) Свияжского уезда, деревень Большое Тябердино и Суринское Цивильского уезда. Татарское и мусульманское влияние было замечено также в деревнях Кущелга (Андреевка), Большая Ерыкпа (Можарки) и Байбатырево Тетюшского уезда….
…Одним из «центров» исламизации чувашей в Цивильском уезде стала деревня Полевое Байбахтино Кошелеевского прихода. Под влиянием пропаганды татар соседней деревни Урмаево несколько семей во главе с Абусем Якушевым в конце 80-х гг. восприняли ислам…

…В Симбирской губернии чуваши-мусульмане не образовывали компактной территории расселения, их деревни представляли небольшие вкрапления среди селений «отпавших» крещёных татар и татар-мусульман. Как и в других местностях, переходы чувашей в магометанскую веру происходили там, где они жили в тесном соседстве с татарами. Исключение составляли только две деревни из 16: Новые Алгаши а Чепкас-Ильметьево (Кобзев). В 1872 г. в ислам официально перешел чуваш из деревни Старое Шаймурзино Симбирского уезда Ахтяш Бикмендеев, а в 1883 г. аналогичное прошение ОМДС подала его дочь Хакима (ЦГИА РБ 2: 32594 Hо оно, как и просьбы других жителей деревни Старое Шаймурзино в 1886-1887 гг., было оставлено «без последствий» по той причине, что их предки были крещены, хотя фактически исповедовали мусульманскую веру. Старое Шаймурзино было одним из крупнейших селений чувашей-мусульман. По данным X ревизии (1859 г.), здесь уже проживали 83 чуваша- мусульманина в соседстве с татарами-мусульманами (1576 человек), православными чувашами (275 человек), «язычниками» (49 человек) и старокрещеными, «отпавшими» от православия татарами (24 человека). В 1888 г. численность чу. вашей-мусульман составила 97 человек (ЦГИА РБ 2. Д. 495).
Чуваши сел Средние Алгаши и Трехизб-Шемурши Симбирского уезда исповедовали мусульманство фактически с середины 60-х гг. XIX в. Для предотвращения «отступничества» жителей в 1877 г. в Средних Алгашах была открыта миссионерская школа, деятельность которой находилась под пристальным вниманием Симбирского Епархиального комитета на протяжении нескольких десятилетий (Отчет СмбЕК, 1878: 163). Священники неоднократно рапортовали об успехах своей деятельности, в частности, о росте числа учащихся, среди которых более половины составляли дети «язычников», об ослаблении ненависти и недоверия к христианству (Отчет СмбЕК, 1879: 143; 1885: 200; Журнал, 1895:145). Несмотря на это, в 1896 г. алгашевские чуваши подали прошение об окончательном причислении их в ислам (ЦГА).
С 70-х гг. промусульманские настроения распространялись и в соседнем Буинском уезде, в деревнях Новое Дуваново, Трехбалтаево и др. (РГИА 4. Д. 770, 775, 780). К концу XIX в. в Рунгинской волости находились четыре чувашские деревни, жители которых праздновали пятницу, держали уразу, хоронили по мусульманскому обряду, а в одной из них даже посещали мечеть и совершали мусульманские омовения (Чичерина: 349)…

…«Отступничеством» были охвачены чуваши в Саратовской губернии. В 1889 г. в ислам перешли семьи Абушаевых, Сырмановых, Казановых (всего 13 семей - 92 чел.) из деревни Абдуловка и шесть семей чувашей родственной группы Еруслановых (36 чел.) из деревни Белая Гора Петровского уезда. По данным МВД, они и их предки всегда тайно исповедовали магометанство, а с 1889 г. «совершенно отпали от православия… рождение (обрезание) и браки производятся по магометанскому обряду» (ЦГИА РБ. Д. 1132).
Наиболее масштабно омусульманивание проходило в Уфимской губернии, начиная с 70-х гг. XIX в., чему способствовали и многочисленность «язычников», и специфика селения среди мусульман — татар и башкир, а также активность и влияние мусульманской пропаганды. В отличие от западных губерний деятельность православных миссий здесь не получила большого распространения (Ильминский:17)
Исламизация происходила чаше всего в чувашско-татарских селениях, хотя отпадения случались и в русском окружении. К примеру, село Баткак Мензелинского уезда находилось в ближайшем соседстве с русскими деревнями Алкино в Николаевка и татарской деревней Имяново…
…Пик «отпадений» в Уфимской епархии пряшелся 1879-1882 гг. и наиболее активно происходил в Белебеевском (села Слакбаш, Новые Карамалы, Базлык-Васильевка, Бижбуляк, Базгиево) и Мензелинском (деревня Драгун-Бехметево) уездах. В 1881-1882 гг. вместе с крещеными татарами «отпали» в ислам жители села Мелеуз Стерлиматского уезда всего 513 чел. (Отчет УК ПМО,1889.№18:545; №17: 570; №20; 654; 1890. №14: 579; РГИА 2. Д. 1077).
Служители православной миссии опасались дальнейшего распространения этого движения и предлагали меры к выселению отступников и переселению их в русские селения (Отчет УК ПМО, 1890. №18: 758). Епархиальное начальство во главе с Преосвященным Дионисием прилагало немало усилий для предотвращения исламизации…
…Другой «мусульманский» куст чувашских селений располагался в Зириклинском приходе Белебеевского уезда, в который кроме Зириклов входили еще три чувашские деревни Седяк-Баш, Седяк-Васильевка и Елбулак. Население деревень в 1894 г. состояло из христиан, «язычников» и магометан. Однако и некоторые крещеные чуваши, находившиеся в близком родстве с «отпавшими» в ислам татарами - жителями села Базлык, тайно исповедовали ислам, принимали у себя муллу и обучали детей татарской грамоте. «В дер. Седяк-Васильевой все некрещеные чуваши сделались добычею ислама, - отмечалось в «Отчете» за этот год. - По образу жизни, по понятиям они все магометане, хотя формально магометанство приняли не много семейств, а остальные пока продолжают еще называться «язычниками». Жители неоднократно выделяли общественный лес на постройку и ремонт мечети в татарской деревне Аитово (Отчет УК ПМО, 1895. №14:210).
В селах Юмашево и Новосеменкино Белебеевского уезда на фоне внешнего благополучия наблюдалось тайное исповедание ислама. По сообщению священника Рекеева, молодые мужчины сбривали бороды, умывались из кумганов, жертвовали деньги на мечети, а некоторые старухи соблюдали пост (уразу). Все жители в совершенстве владели татарским языком, а многие одевались по-татарски (Спасский: 154).
Не менее впечатляющим выглядит мусульманское влияние в чувашских селениях Стерлитамакского уезда. В отчете Миссионерского комитета за 1894 г. отмечалось, что «проживающие в них инородцы-чуваши окружены фанатическими магометанами и сильно поддались магометанским религиозным обрядам и верованиям. Все с большим усердием и полнейшим неразумием празднуют вместо воскресенья пятницу как магометане; будучи в гостях у магометан, часто за- уряд с ними после угощения молятся Богу вместе с татарами по-магометански. Вообще чуваши эти в житейских сношениях более тяготеют к магометанам и очень хорошо владеют их языком; храм же божий посещают редко...» (Отчет УК ПМО, 1895. №15:238).
Мусульманская пропаганда облегчалась здесь не только благодаря знанию чувашами татарского языка, но и вследствие слабости христианского влияния, обусловленной удаленностью церквей и незнанием прихожанами русского языка, а священниками - чувашского. К этому следует добавить религиозный сепаратизм части русского населения, не желавшего бывать на богослужениях с «инородцами». В одном из чувашско-русских селений этого уезда русские вытесняли чувашей к дверям, а потом и вовсе предпочли построить отдельный храм (Несколько слов: 882-883)…
…Священник села Никольское Бугурусланского уезда отмечал, что «несколько семейств, благодаря своим родственным связям с татарами соседних деревень, совсем почти омусульманились и, хотя не отказываются выполняй все требования христианства, но тайно соблюдают «уразу», на «байрам» или на открытие «уразы» отправляются в Булантамак к татарам, едят мясо только татарского резания, без всякого стеснения творят «намазы» и учат этому своих детей, снимают святые иконы с божниц, когда приезжают к ним в гости татары или башкиры» (Отчет СЕК ПМО, 1905. №11:3-4)…
…Во второй половине 90-х гг. по епархии прокатилась волна официальных переходов в ислам. 15 февраля 1896 г. 492 человека — 79 семей «язычников» из села Старое Ганькино Бугурусланского уезда подали прошение министру внутренних дел и Оренбургскому муфтию о причислении их в мусульманство и определении к мечети села Балыклов (Отчет СЕК ПМО, 1898. №8: 86). Еще до получения разрешения староганькинцы сбривали бороды и волосы, носили тюбетейки и сменили имена на мусульманские. В марте того же года аналогичное прошение последовало от рысайкинских «язычников». В начале 1904 г. здесь проживали уже 57 чувашей-мусульман (Михайлов). В 1902 г. несколько семей деревни Сарайгир перешли в ислам (Отчет СЕК ПМО, 1903. №8: 8). В том же году по две семьи отпали в ислам в Старом Афонькнно и Алексеевке Бугульминского уезда.
В Старом Афонькине пропаганда ислама началась еще в 60-х гг. XIX в. и была поддержана наиболее авторитетными людьми из местных чувашей, например Василием (Вазинге) Ишмакаевым. Христианские миссионеры, не раз вступавшие с ним в дискуссию о вопросах веры, не смогли склонить его в православие. Приверженность исламу Ишмакаев передал своим сыновьям Стюхе и Кустюку, ставшим после его смерти в 1902 г. пропагандистами мусульманства в своей деревне. В феврале 1908 г. в доме Стюхи была открыта частная школа для обучения грамоте детей чувашей-мусульман. Учителем был приглашен татарин из соседнего села Утямышево, жители которого пожертвовали 2000 рублей на постройку мечети в Старом Афонькине. Сын Стюхи Саффа учился в медресе в Казани (Филимонов: 620-625). Близость татарских деревень способствовала частым контактам населения, вплоть до брачных связей, которые мусульманами признавались действительными в случае перехода чувашей в ислам…

…Наибольших масштабов исламизация чувашей в Урало- Поволжье приобрела в начале XX в. и особенно в 1905- 1907 гг. после Манифестов 17 апреля и 17 октября 1905 г., объявивших свободу вероисповедания и возвестивших о наступлении времени «рыночного религиозного плюрализма» (Кудряшов: 71).
Манифесты вызвали широкий резонанс и разноречивые толкования среди всех слоев населения России. Манифест от 17 апреля об укреплении начал веротерпимости был однозначно истолкован мусульманами как легитимизация открытого перехода крещеных татар в ислам. Например, предводитель белебеевского уездного дворянства господин Тевкелев заявил на уездном съезде в феврале 1906 г., что «теперь дана всем свобода и что крещеные татары могут свободно переходить в мухаммеданство» (Егоров, 1906:483)…
…Активный переход чувашей в ислам в Уфимской губернии на данном этапе наблюдался в Белебеевском уезде, в селах Базгиево, Сардык, Ахманово (Егоров, 1906: 486). По сообщению Благочинного о. Иоакима Иванова, в первом округе этого уезда шесть семей в количестве 50 человек возбудили в 1906 г. ходатайства о переходе в ислам, а еще 17 семей изъявили готовность к «отпадению» (Отчет УК ПМО, 1907. 919-920). В июне 1907 г. прошение подал «язычник» Яндияр Ямендеев Мушкин из деревни Клементейкино Ерсубайкинской волости Мензелинского уезда (ЦГИА РБ 2. Д. 495) Большинство отпавших в эти годы фактически откололись от Церкви еще в 80-х гг. XIX в. Всего в Уфимской епархии «отступнической» волной было охвачено 4500 человек, в том числе татар, чувашей, удмуртов и марийцев (Исторический обзор:318).
Единичные прошения о причислении к мусульманским приходам продолжали поступать в ОМДС от белебеевских чувашей и позже. В 1908-1909 гг. были удовлетворены прошения чувашей деревни Липовый Ключ Верхне-Бишкандинской волости (2 человека), в 1914 г. - крестьян села Базгиево Кичкиняшевской волости (2 человека), в 1915 г. - чувашей деревни Менеузбашево (4 человека) (ЦГИА РБ 1. Д. 1161, 1211; ЦГИА РБ 2. Д. 2559; прил. 5-9). Однако часть прошений, поступивших от «отпавших» чувашей в 1914— 1915 гг., например, от жителей села Базгиево (23 человека), а также деревни Юмашево Кичкиняшевской волости Белебеевского уезда (1 человек) и села Зирган Стерлитамакского уезда (10 человек), была «оставлена без последствий», хотя сами обращавшиеся настаивали на непричастности к православию и давней приверженности исламу. В ходе дознания выяснялось, что просители (чуваши) сначала тайно, а с 1906-1907 п. открыто - исповедовали мусульманскую религию, но числились в официальных документах православными. Все они, за исключением малолетних детей, были записаны в метрические книги приходской церкви, были крещены в ней и бывали на исповедях. Были также представлены брачные выписки и свидетельства о погребении по христианскому обычаю (ЦГИА РБ 1. Д. 1208, 1212, 1213, 1214, 1218, 1219, 1220). Несмотря на отказ в официальном признании, чуваши продолжали себя считать мусульманами, носили мусульманские имена, выполняли определенные религиозные требования. Не помогли «пастырские увещевания» вероотступников, отвечавших, что «имеют твердое намерение исповедовать всегда мусульманскую веру». Вместе с тем родители обещали не препятствовать детям в выборе веры по достижении ими совершеннолетия (ЦГИА РБ 1. Д. 1220).
Похожая история произошла и в деревне Кучук Никольской волости Белебеевского уезда. Семья Ивана Лазарева (Бикмухамета Ишмухаметова) числилась в православной вере, но соблюдала ее, по признанию главы семейства, из страха, а в действительности все члены исповедовали ислам. В конце 1905 г. двое сыновей Лазарева, Василий и Ефим (Абдул и Якуб Бикмухаетов), добились разрешения о переходе в ислам, в то время как их родителям в 1906, 1907 и 1908 гг. было отказано в этом. Просителям пригрозили отлучением от церкви, а местного священника уполномочили провести увещевательные беседы с Лазаревыми. Но беседы, как выяснилось в ходе служебного расследования в Уфимской духовной консистории, не были проведены, поэтому в своем решении от 9 августа 1910 г. консистория определила, чтобы «просителя Ивана Лазарева со всем семейством, как отпавших от православия и упорно исповедующих магометанскую религию, исключить из православных списков, духовных росписей православной церкви, если они значатся по таковым, и произвести над ним, Лазаревым и его семейством, согласно Указу Св. Синода отлучение в их приходском храме» (ЦГИА РБ1.Д. 1204).
Одним из районов активной исламизации чувашей в Приуралье в начале XX в. был Стерлитамакский уезд, а центрами - села Зирган, Мелеуз, Тятербашево, Уралка, Карлы-Куль (Аллагуватово). «Нет ни одного села, ни одной деревни, где бы было такое большое количество отпавших чуваш от православия в ислам», - писал о Зиргане уездный миссионер Г. Трофимов (Тихонов: 106). В 1906-1908 гг. в ислам здесь перешли 450 человек. В Мелеузе «отпадения» случались начиная с 1881 г. (14 дворов), а в 1905 г. к ним присоединились еще 55 человек (4 двора). Жители обоих селений состояли в родстве с остальными селениями, поэтому пример зирганцев и мелеузцев был заразителен и влиял на умонастроения чувашей уезда. В Тятербаше в 1907-1908 гг. «отпали» 14 человек, в Уралке - 10, Аллагуватово - 7. Таким образом, только Стерлитамакском уезде в 1905-1908 гг. в ислам официально перешли 536 человек (Тихонов: 106-107).
«Отступнические» настроения были отмечены и в селе Мраково того же уезда. В одном из документов 1901 г. сообщалось, что мусульмане «образуются» из проживающих в селении «язычников» и православных (ПМА, 2003 a) В 1905 г. здесь официально перешли в ислам 30 семей (200 человек) (Миссионерский съезд: 670). «Отпадения» в Уфимской епархии были остановлены только в 1915-1916 гг. (Исторический обзор: 164)
Обстоятельства перехода чувашей в ислам удалось частично восстановить по экспедиционным материалам (ПМА 2004 а). В Тятербашево ислам восприняли двое братьев - Иван (Имаметдин) и Сергей (Серазетдин) Васильевы….»
…Будучи в меньшинстве, под давлением христианской пропаганды и неприязни со стороны крещеных соплеменников, «язычники» и мусульмане вынуждены были искать спокойной жизни на стороне. Так появился, например, хутор Ведерникова (ныне - деревня Ибрайкино Бижбулякского района) с населением в 87 человек, обитавших в 87 дворах (Западные башкиры: 493). Вероятно, по той же причине обосновались четыре семьи (34 человека) «бывших чувашей»-мусульман Бикмухаметова хутора в Шаранской волости (Западные башкиры: 532). В 1917-1918 гг. три семьи чувашей-мусульман переселились из села Старое Юмашево и основали деревню Борисовка (ПМА, 2003 а). В соседней Самарской епархии потомками чуваша-мусульманина из села Старое Ганькино Ильдияра Илингина, перешедшего в ислам еще в 1858 г. (Отчет 1868. №13), был основан поселок Илингино (современный Похвистневский район Самарской области) (ПМА, 1996)….
… Исламизация чувашей в Самарском Заволжье продолжалась в языческо-мусульманских селениях Бугульминского (села Старое и Новое Суркино, Казябаш, Старое Афонькино, Новое Сережкино, Алексеевка, Абдикеево), Бугурусланского (Рысайкино, Старое Ганькино, Николькино, Булантамак. Сумелли Степановка), Самарского (Нижний Нурлат, Вороний Куст, Иглайкино), Ставропольского (Сабакаево, Калмаюр) уездов (Съезд: 790-798). В одном только Бугульминском уезде в 1905 г. «отпало» 113 человек. При поддержке татар соседних Деревень 36 семейств деревни Старое Афонькино подали в Декабре 1905 г. Оренбургскому муфтию прошение о причислении в мусульманство (Отчет СЕК ПМО, 1907. №11: 1-35). В 1910 г. один из лидеров местной мусульманской общины Костюха Вазингин, сын Ишмакаева, назвавшийся Абдуякашимом Альмухаметовым, лично ездил в Оренбург с прошением о причислении в ислам (ЦГИА РБ 1. Д. 395). В 1912 г. жители деревни направили повторный запрос, в котором указывалось, что 90 человек (6% населения деревни) уже официально считались мусульманами.
В 1905 г. в мусульманство «отпали» 36 семейств (268 человек) в селе Артемьевка (Булантамак), которое священник о. А. Иванов назвал «царством ислама среди чуваш». Формальное соблюдение жителями христианских обязанностей не превратило их в христиан, которые выставляли иконы на видном месте в исключительных случаях, например, в ожидании священника, а затем снова убирали. В то же время не проходило ни одного дня, чтобы чуваши не виделись и не говорили с татарами, поскольку Булантамак был со всех сторон окружен татарскими деревнями. Это обстоятельство и способствовало переходу чувашей в ислам (Царство: 697-707). Только в течение одного 1906 г. ислам восприняли 146 человек (Отчет СЕК ПМО, 1909. №11: 1). В 1907 г. они подали в ОМДС прошение о строительстве в своем селении мечети, которое не было удовлетворено по причине малочисленности прихода - менее 200 д.м.п. (душ мужского пола. - Е. Я.). Однако местные власти опасались также дальнейшего распространения ислама среди православных жителей селения и возможных конфликтов между мусульманами и христианами. В рапорте уездного исправника в губернское правление отмечалось, что «возрождение в Артемьевке магометанства, увенчанное постройкой мечети рядом с православным храмом, несомненно, вызовет в православной части селения сильную вражду, уже и теперь проявляющуюся к магометанам». В поддержку артемьевцев-мусульман выступили татары соседней деревни Новый Терис, согласившиеся помочь в содержании мечети и частично перейти в артемьевский приход. Несмотря на это, разрешение на строительство получено не было. Более того, местные власти по-прежнему считали артемьевскях мусульман «отпавшими» от православия. В 1912 г. местные чуваши вновь проявили настойчивость, обратились с жалобой в ОМДС и просили выдать справки о причислении в мусульманство (ЦГИА РБ 2. Д. 1170, 1483; прил. 4)…
… В октябре 1905 г. с прошением о постройке мечети в ОЩС обратились чуваши-мусульмане деревни Рысайкино Стюхинской волости Бугурусланского уезда. По справке уездного исправника просители перешли из «идолопоклонства в магометанство» между 1879 и 1883 гг. Ходатайство рысайкинцев было удовлетворено (ЦГИА РБ. Д. 873. Л. 31). В 1908 г. еще 22 некрещеных чуваша из деревни Рысайкино заявили о своем желании перейти в мусульманство (Отчет СЕК ПМО 1910. №11: 17). В августе 1910 г. семьи Ванюшевых, Кашаевых и Ермошкиных получили официальное разрешение на это (ЦГИА РБ 2. Д. 395).
В 1905 г. в ислам перешли 34 жителя деревни Новое Суркино и 45 человек из деревни Старое Суркино Мордово-Ивановской волости Бугульминского уезда (Миссионерский съезд: 670). В ноябре 1906 г. с такой же просьбой в ОМДС обратились шесть семей (27 человек) чувашей-мусульман Деревни Кульшарыпово Альметъевской волости (ЦГИА РЬ 2. Д. 495). В декабре было удовлетворено прошение еще двух семей из деревни Новое Суркино (ЦГИА РБ 2. Д 1132) в мае 1910 г. - прошение жительницы села Старое Суркиио Санеби Байтеряковой (ЦГИА РБ 2. Д. 395).
В декабре 1906 г. ходатайство о причислении к соборной мечети деревни Татарская Тумбарла возбудили 17 чувашских семей деревни Алексеевка Ивановской волости Бугульминского уезда. Благодаря вмешательству местного священника оно было «оставлено без последствии», хотя алексеевцев поддержали тумбарлинские татары, которые свидетельствован что чуваши еще до объявления Манифеста тайно исповедовали ислам (ЦГИА РБ 2. Д. 1132)….
… В 1910 г. чуваши-мусульмане деревни Якушкино этого уезда Гайнутдин Хиснутдинов, Хиснутдин Биктемиров и др (всего указано восемь семейств) получили разрешение перейти в ислам и были приписаны к приходу села Кривое Озеро, хотя фактически посещали мечеть в соседнем чувашско-татарском селе Салдакаево (ЦГИА РБ 2 Д. 395)…
...В Симбирской губернии многочисленная группа чувашей-мусульман (363 человека) проживала в Буинском уезде (Браславский: 41). Только в одном Чепкас-Ильметьево их насчитывалось 59 человек (Кобзев). О своем желании перейти в ислам заявляли жители деревень Старые Чукалы, Старое Шаймурзино. В последней, но данным отчета Епархиального комитета, «чуваши заражены мухаммеданской легендой, семейный и общественный быт, нравы, обычаи и привычки тесно связаны с идеями магометанства»…
…Примечательна история жителей деревни Новое Дуваново этого уезда. За приобщение крестьян этого и окрестных селений к мусульманству семь человек были приговорены к восьмилетней ссылке на каторжные работы в Сибирь с лишением всех прав состояния. С «отступивших» от православия крестьян следовало взыскать трехлетние льготы. Аналогичные факты отмечены в селе Базлык-Васильевка Белебеевекого уезда, в деревне Полевое Байбахтино Цивильского уезда (Кудряшов: 73; Отчет КЕИМ, 1915. №42:1131).
Под угрозой «отпадения» находились жители деревни Сеушево, в Которой и 1905 г. часть жителей уже приняла ислам, сел Бюрганы, Хорнвар-Шигали Буинского уезда, села Убеи Симбирского уезда. Все эти селения представляли анклавы чувашей в татарском окружении (Протокол: 433 434). К 1911 г, всего, по данным волостных правлений, в Симбирской губернии насчитывалось 483 чуваша-мусульманина, а по посемейным спискам только в семи деревнях - 554 человека. По предположению А.В. Кобзева, их численность в губернии могла достигать 600 800 человек (Кобзев)…
… Массовый, в большинстве случаев на данном этапе легитимный, переход в ислам привел в первые десятилетия XX в. к значительному росту численности чувашей-мусульман до 2334 человек, из которых почти 85% обитали на периферии: 702 - в Уфимской губернии, 574 - в Самарской, 305 - в Пензенской, 187 - в Саратовской. 78 - в Казанской и 5 в Оренбургской губерниях (рис. 3) (Никольский, 2007: 236). Эти показатели более чем в семь раз превышают данные по переписи 1897 г. Всего, по данным Д.М. Исхакова. в течение второй половины XIX - первой четверти XX вв. в Среднем Поволжье было ассимилировано около 12 тыс. чувашей (Исхаков 1980:30-31; 2000: 73-77)….

… Революционные события 1917 г., в частности ряд деклараций, обращений и постановлений Временного правительства в марте - июне, в первую очередь Постановление от 14 (27) июля о свободе совести, вызвали новую массовую волну исламизации. В ОМДС хлынул поток прошений от чувашей-мусульман, которым было отказано в переходе в ислам в предыдущие годы: из села Бижбуляк Белебеевского уезда (4 семьи - 24 человека), деревни Базлык того же уезда (одна семья - 11 человек деревни Алексеевка Бугульминского уезда (9 семей), дерени Сиушево Буинского уезда (одна семья - 8 человек) и др. (ЦГИА РБ 2. Д. 395). Увеличение количества прошений объясняется тем, что по Постановлению 1917 г. для перехода в другою веру не требовалось разрешения властей для лиц, достигших семнадцатилетнего возраста, то есть для взрослого населения: религиозная принадлежность детей определялась по согласию родителей или усыновителей.
Представленные выше события первых десятилетий XX в. подтвердили наметившуюся ранее тенденцию к расширению ареала и увеличению численности чувашей-мусульман в Урало-Поволжье. Легализация процесса перехода в ислам обнажила реальные масштабы омусульманивания, многократно превосходившие официальные сведения. Проникая через различные каналы межкультурного взаимодействия, ислам приобрел в местах смешанного с мусульманами проживания чувашей достаточно высокий потенциал воздействия на их язык, культуру и самосознание. Возможно, что в последующие десятилетия мы могли бы наблюдать еще более динамичное развитие процесса исламизации чувашей, но Октябрьская революция 1917 г. и гражданская война временно сняли актуальность вопроса религиозного выбора для чувашей, а национальная и религиозная политика Советского государства воспрепятствовали наметившимся тенденциям….»

Текст из книги Ягафовой Е.А. «Чуваши-мусульмане в XVIII- начале XIX вв».

Чуваши-мусульмане практически сформировали свой субэтнос к началу 20 века, но известные события с кровавым красным террором сильно усугубили положение чувашей мусульман, их почти не осталось…

turan.info

  • 1

Чăвашсен мăсăльман ятсем.

Чăвăшсем ĕлĕк мăсăльман пулни çинчен чăвашла майла мăсăльман ятсем пĕлтереççĕ.
Абу [кунья] — Апу
Аббас — Аппас, Апаш
Абдулла — Аптулла, Айтул
Абдулхай — Аттюхха
Абдуррахман — Этрехмен
Абдуссалам — Эпселем, Эпселим
Абуль-Хасан — Апӑльхан
Адхам — Ахтем, Эхтем
Айша — Айса(н)
Акрам — Акрам
Али — Али, Кали(к)
Алима — Элиме
Амир — Эмир
Амина — Эмине
Арифа — Арихва, Арихве, Арккук
Асхаб — Эскап
Ахмад — Ахмат(ь), Ахмет, Ахмит, Эхмет
Ахмар — Ахмар, Ахмур, Эхмер
Вали — Валиҫ
Валид — Велит
Валима — Велиме, Вельмук
Валиулла — Велулла, Велла, Велюш
Варака — Веруха
Вахид — Пах(в)ит, Пахут
Гайбулла — Хайпула
Джамаль — Ямал
Джафар — Яхвар
Дина — Тине(пи)
Забиба — Сапипе
Заира — Сайра
Зарина — Сарине
Зарифа — Сарихва
Захида — Сахите
Зиядулла — Ситулла
Ибрахим — Ипрахим, Ип(ӑ)рай
Идрис — Итрис
Ильяс — Ильяс
Имад — Имет
Имамеддин — Ильмуҫ
Иса — Исса
Искандар — Искентер
Исмаил — Исма(й)ил, Исмай(лӑ), Исмаль, Исмук
Исхак — Иксак, Искак
Кабир — Кепир
Камила — Камиле
Карим — Керим
Латифа — Нет(т)ихва
Мадина — Мӑтине
Малик — Малик, Мелик
Марьям — Марьям
Махди — Мекӗти
Махмуд — Махмут(ь)
Мунавар — Миневер
Мунира — Мемӳре
Муса — Мӑсса
Мухаммад — Мӑхам(м)ат, Мӑхмат, Меметей, Мухамать
Мухтар — Мӑхтяр, Мухтар
Надир — Нетер, Нетӗр
Назифа — Несихва
Насиба — Несипе
Разия — Расыя [sic]
Рахима — Рахиме, Эрхиме
Реза — Ӑрса, Рсай, Рси
Саид — Сакит
Сабит — Сапат
Сабита — Сапите, Сепите
Садр — Сатри
Саида — Са(й)ите
Сайдулла — Сайтулла
Сайфа — Са(й)ихве
Сайфуддин — Сехвӗттин, Сехветтин, Сехтин
Сайфулла — Сахвулла, Сахвиле
Салима — Селиме, Шелеме
Салих — Салих, Салик
Салиха — Сӗлихха
Сара — Суркки
Сафа — Сахва
Сафар — Сеппер
Сафия — Сапи(ле)
Сахиба — Сахипе
Сахима — Сахиме
Сиддык — Ситюк
Сулейман — Сулиман, Сӗлиман
Таифа — Тайихве
Умар — Умар, Ӳмер
Усман — Усман
Файзулла — Весулла, Пе(й)сулла
Фатима — Хаттиме
Фатхали — Паттали
Хабиба — Хапипе
Хайдар — Айтар
Хакима — Хаккиме
Халид — Халит
Халим — Халим
Халима — Калиме, Калимчче, Хилиме
Хамид — Хамит, Хемит
Хамида — Хамите, Хемите, Камите
Харун — Арӑн
Хасан — Хассан, Хаҫҫан, Касан, Хусан
Хасиба — Хаҫҫипе, Хас(с)ипе
Хафиза — Кахвисе
Шамиль — Шумила
Шариф — Шерип
Шарифа — Шерехве, Шерихва
Юнус — Юнас
Якуб — Яккуп
Ясмин — Ясмин
Яхья — Яхха

  • 1
?

Log in